Воображение более важно, чем знания. Знания ограничены. Воображение включает в себя весь мир. — Альберт Эйнштейн — физик

По ту сторону свободы воли и детерминизма

Это перевод статьи американского психолога Дж. И. Крюгера, в которой тот поднимает тему свободы воли и детерминизма в жизни человека.

Для многих людей в нашем обществе кажется отталкивающей сама идея того, что их воля не является свободной. Мы чувствуем, что несем ответственность за многие наши действия, и мы хотим, чтобы это так и было. Кроме того, нам нравится возлагать ответственность на других за их действия, особенно если они раздражают нас. Угроза детерминизма выглядит пугающей. Если мы живем в мире, где все происходит по определенной причине, то как наше поведение и намерения, которые предшествуют ему, могут быть свободными от этого? Психологическая наука, может и неявным образом, но основывается на предположении, что человеческое поведение и опыт могут быть поняты и изучены, поскольку они находятся в детерминированном мире, также как и все остальное. Скиннеровское «По ту сторону свободы и достоинства»* остается в силе (также и «По ту сторону добра и зла» Ницше).

* Беррес Фредерик Скиннер (Burrhus Frederic Skinner; 1904 — 1990) — американский психолог, изобретатель и писатель. Внёс большой вклад в развитие и пропаганду бихевиоризма — школы психологии, рассматривающей поведение человека как результат предшествующих воздействий окружающей среды.

Идея свободной воли означает, что мы свободны при принятии решений и что наш конечный выбор может не зависеть от обстоятельств, ему предшествующих. Другими словами, наш процесс принятия решений отрезан от причинно-следственного потока событий. Он возникает из ничего. В то же время, не предполагается, что наш выбор случаен. Предположим, у меня есть выбор между тем, чтобы посмотреть итальянское или французское кино. Мой выбор свободен в том смысле, что нет никаких внешних ограничений. Оба фильма доступны по одной цене, и никто не держит пистолет у моей головы, чтобы заставить пойти на французский фильм. Поэтому, когда я выбираю итальянский фильм, мой выбор свободен в повседневном смысле этого слова. Но моя воля не свободна. У меня есть предпочтения к итальянскому кино, и это хорошо. Я знаю, чего я хочу. Моя воля несвободна, потому что я не могу выбрать, что я хочу, на что еще Шопенгауэр указал 150 лет назад в своем блестящем сочинении.

Ради завязывания дискуссии, предположим, какая-то часть моего «Я» может сделать по-настоящему свободный выбор между итальянским и французским фильмами. Если у меня свобода проявить волю, то что это за «я» внутри меня, которое может сделать такое? Как это «я» принимает решение и определяет предпочтения? Как видите, здесь мы в очередной раз сталкиваемся со страшным гомункулом и парадоксом бесконечной регрессии * (внутри гомункула есть другой гомункул и так до бесконечности **). Проблема свободной воли не может быть решена таким образом, она может лишь быть отодвинута, а затем отодвинута еще немного и так далее.

* Гомункул – маленький искусственный человек, создаваемый средневековыми алхимиками.

** Здесь имеется ввиду так называемый софизм, который для лучшего понимания можно описать следующим примером: Человек видит, потому что лучи света из внешнего мира попадают на ретину глаз и что-то или кто-то в мозгу видит эти образы как будто на экране кино. То есть некий гомункул в мозгу человека смотрит кино. Но как гомункул видит? Что-то в его мозгу – другой маленький гомункул смотрит свое кино и так до бесконечности.

Дискуссии в этом направлении возникают часто, но они не оказывают заметного влияния на распространенное убеждение. Идея детерминизма плохо воспринимается обществом. Кто хочет быть автоматом? Так что давайте пойдем другим путем. Вместо противопоставления детерминизма со свободой воли, давайте посмотрим, как можно противопоставить его случайности.

Откуда возникает Дайсмен, или человек жребия 

В целом инстинкты человеческого поведения направлены на то, чтобы создать для себя среду, в которой сознание будет бездействовать. Создавая для себя проблемы, я создаю мысли. 

~ Дайсмен

В своем романе «Дайсмен, или человек жребия» (в оригинале The Dice Man), написанном в 1971 году, Люк Райнхарт (англ. Luke Rhinehart) предлагает смелый эксперимент. Что, если мы позволим нашему выбору действительно стать случайным? Это то, что его герой, которого также зовут Люком, начинает делать, чтобы избавиться от скуки. Правила его игры просты. Есть множество вариантов (например, посмотреть фильм или провести время с сексуальной Арлин) и набор вероятностей. Наш герой бросает кости и делает то, на что они ему указывают. Несмотря на то, что соблазнение Арлин может для нашего героя представляться предпочтительнее просмотра фильма, он делает то, что говорят ему кости. Вскоре он попадается на «крючок» такого образа жизни. Со временем то, что он когда-то считал своей личностью, становится размытым понятием. Он, конечно, по-прежнему контролирует свое обычное поведение, но выбор альтернатив уже не является его собственным.

Вот это образ жизни! Люк учится исследовать и экспериментировать, открывая новый опыт, который он никогда бы не испытал, если бы оставался в традиционных рамках воли и детерминизма. В романе много поворотов, которые я не хотел бы раскрывать здесь, чтобы не испортить вам удовольствие. То, что я здесь описал, это только начало. Я берусь приписать автору такие слова: «Мы экспериментируем слишком мало. Наше поведение и опыт ограничены и чахнут, в то время как мы все время движемся проторенными дорогами». Среди лучших отрывков в книге я бы отметил те, в которых иронически описывается групповая терапия, какой Райнхарт ее знал в то время, где люди испытывают страдания в отношении своей истинной сущности. Для Райнхарта такой проблемы просто нет.

Дайсмен — это такой смелый эксперимент мысли, ставящий вопрос: «Почему бы и нет?» Мне кажется, что книга содержит послание для продолжения дискуссии о противопоставлении свободы воли и детерминизма. Если у нас есть свободная воля, то не так уж страшно периодически давать порулить случаю. Мы всегда сможем это остановить. Если же наоборот наш характер, предпочтения и поведение детерминированы, то что мы потеряем, если предоставим что-то воле случая? В терминах Фрейда, это страх эго перед своим собственным разрушением. Но по настоящему свободному эго нечего бояться.

 

23/09/2013  |  Андрей ЛожниковПринятие решений
Понравилась статья?

Подпишитесь на обновления сайта через RSS ленту или получайте обновления по электронной почте:



Добавить комментарий

Комментарий будет добавлен после проверки модератором


Subscribe without commenting

Наверх