Не бойтесь расти медленно, бойтесь оставаться неизменными. — Китайская пословица

Река Жизни, Томас Сюгру — Глава 16

По мере того как поезд приближался к Дейтону, Хью Линн все с большим беспокойством смотрел на мелькавшие за окном пустынные поля. Их припорошил снег; деревья стояли голые; ветер трепал островки сухой травы.

Хью Линн озабоченно заерзал. Башмаки его протерлись, а галош не было. Пальтишко на нем слишком легкое. Когда он уезжал, в Селме было пятнадцать градусов. Здесь же, скорее всего, минус пять.

Но имелись и другие причины для беспокойства. Месяц назад его мать вместе с братишкой и мисс Дэвис переехали на Север к отцу. Они планировали жить в Дейтоне, где богатый мистер Ламмерс поможет им в проведении «чтений».

Это все, что было ему известно. Из писем он узнавал о квартире на Пятой улице, о встречах с интересными людьми, о «чтениях», которые сообщали самые невероятные сведения. А вот о деньгах речь шла редко. Оставшись в Селме с друзьями отца, чтобы закончить учебный год, он в последнее время начал испытывать нехватку в деньгах, он не мог купить себе ни носки, ни галстук, ни новую пару ботинок. За несколько дней до Рождества он наконец-то получил деньги на билет — их хватило только на то, чтобы добраться до Дейтона. Что произошло? Что случилось с богачом Ламмерсом?

Его встретили на вокзале, домой отправились на автобусе. Хью Линн заметил вереницу такси, но отец аккуратно обошел их, не переставая задавать вопросы и посмеиваясь над своими старыми друзьями из Селмы. Крепко держась за отца одной рукой, другой мать указывала сыну на достопримечательности. Она сказала, что Хью Линн заметно поправился. Наконец они добрались до дома.

Их квартира располагалась наверху. Дом, в котором они жили, находился в одном из небогатых районов города. На мисс Дэвис было то же самое платье, в котором она работала обычно в фотостудии в Селме. Хью Линн слушал их не перебивая. Потом он прямо спросил, что произошло. Где Ламмерс со всеми своими деньгами?

Отец все объяснил. У Ламмерса возникли финансовые трудности. Он был занят судебными исками, которые держали его в Цинциннати и требовали постоянного присутствия. Все его счета были заморожены. Он мог потерять свой дом в Дейтоне. Уже с начала ноября Ламмерс оказался не в состоянии поддерживать их деятельность.

— Тогда давайте вернемся в Селму,- предложил Хью Линн. Он замерз. Завывавший за окнами ветер пугал его.

Эдгар покачал головой.

— Мне с тобой надо о многом поговорить,- сказал он.- Есть вещи, которые делают мое возвращение невозможным. Я не могу бросить эту работу, что бы ни случилось. Нынешние трудности — еще одно испытание. И независимо от того, что будет с Ламмерсом, он много сделал для меня. Он на многое открыл мне глаза. Он мне сильно помог.

— Обед готов,- объявила Гертруда. Она обняла Хью Линна и повела его к столу.

— Ты, наверное, здорово проголодался?- поинтересовалась она.

— Откуда же взялись деньги на билет?- спросил Хью Линн.

Он бросил взгляд на стол. Еда была скудной.

— Я продала одну золотую безделушку, она мне все равно не нужна,- ответила мать.

Хью Линн попросил благословения. Сначала все ели молча. Затем Эдгар, Гертруда и мисс Дэвис осторожно начали говорить о новом «повороте» в диагностировании. Хью Линн слушал их, не произнося ни слова.

Закончив еду, они рассказали ему о новом направлении в «чтениях» — они называли их «чтениями жизни»- и о переселении душ.

— Ты мне ничего подобного не рассказывал в воскресной школе,- заметил Хью Линн.- Это правда? Ты этому веришь? Об этом говорится в Библии?

Пытаясь заглушить захлестнувшие его горечь и стыд, он буквально сыпал вопросами. Мало того, что его отец увлекся проблемами психики, и мальчишки часто спрашивали его: «Что случилось с твоим отцом? Чем он занимается?» Вдобавок к этому они теперь перестали быть христианами. Они стали язычниками, язычниками, которые не могли похвастаться богатством. Они были бедны и жили с янки.

— Не знаю, верю я этому или нет,- сказал Эдгар.- «Чтения» утверждают, что это правда. Многие люди верят этому. Все выглядит вполне логично. Мы задавали множество вопросов. Мы спрашивали, почему христианство отвергает идею о переселении душ. Нам ответили, что на ранних этапах идеология христианства не отвергала эту идею. В то время существовала секта гностиков. «Чтения» утверждают, что благодаря их усилиям сохранялась связь между старыми религиями и вновь появившейся.

— Видишь ли,- Эдгар пытался убедить не только Хью Линна, но и себя самого,- явление Христа было предсказано старой религией. Люди, построившие пирамиды в Египте, предсказали Его появление.

— Я никогда об этом не слышал,- сказал Хью Линн.

— Мы обнаружили несколько книг, подтверждающих это,- объяснил Эдгар.- В Англии есть движение, оно называется Британский Израиль и основывается на предсказаниях, найденных в пирамидах. В любом случае ты знаешь, что Христос не собирался основывать новую религию, он хотел реформировать еврейскую религию, старейшую из религий, поклонявшихся Богу. Подобно всем древним религиям — они называются мистическими,- еврейская вера имела тайную доктрину. Она называлась «кабалла». Ученики, постигшие ее, назывались «посвященными», они становились высшими священниками. Они знали эзотерический смысл религий, а людям преподносили упрощенный вариант: это была та же философия, тот же моральный кодекс, но более доступные для понимания.

— И на сегодняшний день ничего не изменилось?- спросил Хью Линн.- Высшие священники верят в переселение душ?

— Нет,- ответил Эдгар.- «Чтения» говорят, что когда они распространяли новую веру среди простых людей, то решили опустить учение о переселении душ. С одной стороны, его было трудно объяснить, с другой, его было трудно понять. Оно сильно усложняло жизнь. Добродетель становилась еще более необходимой. Требовалось немалое мужество, чтобы осознать, что жизнь, полная мучений, всего лишь один шаг на пути к небесам. К тому же тот, кто имел лишь поверхностное представление об этой теории, мог сказать: «Ну и что, эта жизнь не единственная. После смерти я в ад не попаду. Так что не будем такими уж добродетельными». Священники подвергли гностиков преследованиям и в итоге победили, думая, что поступили правильно, поскольку, если бы религию не сделали доступной, она вряд ли получила бы широкое распространение и могла бы сохраниться только в какой-нибудь маленькой секте интеллектуалов или сторонников метафизики.

— Именно ими мы и стали, правда? — спросил Хью Линн.

— Может, мы и имеем какое-то отношение к метафизике,- ответил отец,- но я о ней не имею ни малейшего понятия. Я узнал о ее существовании два месяца тому назад. Но «чтения» говорят, что эта работа не должна привести к образованию новых сект или возникновению ереси. Наша задача-дать то, что мы имеем, тем, кто это ищет. Со временем истина все равно вос-торжествует. Но первое, что мы обязаны сделать — и это самое важное,- мы сами должны воспринять эту истину и следовать ей. Мы не можем проповедовать истину другим, не имея собственной веры. Именно так мы должны поступить. Сначала мы должны постичь эту идею сами, потом посвятить в нее немногих, затем отдельные группы людей, прежде чем ею овладеют Массы. Но всегда она должна оставаться естественным Достоянием всех.

— Я не понимаю, что значит переселение душ,- сказал Хью Линн.

— Я тоже,- признался Эдгар,- но ведь существует огромное количество явлений, в которые мы верим, но не понимаем. Я считаю, что теория относительности Эйнштейна верна, но я не понимаю ее. Я верю, Что существуют атомы, но я не понимаю как. А ты?

— Я — нет, но ведь некоторые понимают. Ученые, например.

— Некоторые понимают, что такое переселение душ. Например, индусы верят в это. Они понимают.

Хью Линн молчал.

— Я верю, что Иисус тоже проповедовал это учение,- сказал Эдгар.
Он встал и пошел за Библией.

— Вот послушай,- сказал он.- Это из третьей главы Евангелия от Иоанна, где Он беседует с Никодимом. Он говорит Никодиму, что Никодим не увидит Царство Небесное, если не будет рожден повторно. А в пятой главе от Матфея, если помнишь. Иисус говорит, что, не достигнув совершенства, человек не сможет войти в Царство Небесное. Что же происходит, если человек, который умер, не был совершенен? Ведь время от времени, хотя и не часто, умирают люди, которые недостаточно хороши для того, чтобы попасть на небеса. Так не логично ли предположить, что они должны рождаться вновь, чтобы вновь подвергнуться испытаниям? Когда же Никодим спросил Его, как это может произойти, Он ответил: «Ты — учитель Израилев и этого ли не знаешь?» Никодим был членом Синодриона. К тому времени он был одним из посвященных в тайное учение, и поэтому он должен был знать о переселении душ.

— Почему же Иисус не сказал об этом более подробно? — спросил Хью Линн.- Почему Он не приказал своим ученикам проповедовать это учение?

— Он проповедовал среди простых людей,- сказал Эдгар.- Он говорил, что пришел не для того, чтобы изменить закон, а исполнить его. В тот момент мир мог или должен был осознать, что добродетель — явление скорее душевного, нежели физического порядка, а любовь — это самопожертвование, не требующее ничего взамен. Это все есть в пятой главе Евангелия от Матфея. Теперь, если ты внимательно прочитаешь текст, то обнаружишь, что он полностью сходится с теорией о реинкарнации, или переселении душ, со-гласно которой реален только разум, а мысль влияет на формирование души гораздо сильнее, чем поступки. Поступки — это всего лишь проявление мысли. Поэтому Иисус дал нам закон, который является прямым следствием веры в переселение душ. Сама теория была слишком сложна для людей, поэтому Он допустил, чтобы Его считали образцом совершенной жизни. То, чему Он учил, не вызывает сомнений: только совершенная душа может попасть на небеса. И только Иисус совершенен. Но постепенно христианство стало прививать людям мысль о том, что Иисус — это недостижимый идеал. Сейчас никто не считает, что, для того чтобы попасть в рай, нужно быть похожим на Христа. Но сам Он говорил об этом.

— В том, что люди перестали быть христианами, виновата не церковь,- сказал Хью Линн.

Эдгар листал Библию.

— Вот девятая глава Евангелия от Иоанна, в которой Иисус исцеляет слепого от рождения человека. «Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» Раз он был рожден слепым, как мог он быть наказан слепотой за свои грехи? Совершить их он мог только в предыдущей жизни. Разве это не служит доказательством того, что ученики Христа знали о реинкарнации и законе кармы? А вот еще, в семнадцатой главе Евангелия от Матфея. Это после Преображения, когда Иисус просит учеников хранить то, что они увидели, в тайне, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых»:

«И спросили Его ученики Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде?

Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен прийти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них.

Тогда ученики поняли, что Он говорит им об Иоанне Крестителе».

Но ведь понять, что Он говорил им об Иоанне Крестителе, они могли, лишь зная, что в Иоанне Крестителе воплотился Илия.

— Все это кажется притянутым за уши,- сказал Хью Линн.- При помощи Библии можно доказать что угодно. Ты сам это говорил.

— Хорошо, тогда послушай это. Это из Откровения, глава тринадцатая, стих десятый: «Кто ведет в плен, тот сам пойдет в плен; кто мечом убивает, тому самому надлежит быть убитым мечом. Здесь терпение и вера святых». Разумеется, убивший мечом не погибает сам от меча — по крайней мере в той же самой жизни. И что такое терпение и вера святых, как не понимание, которое превосходит человеческое понимание и оставляет справедливость за законами Господними?

Гертруда и мисс Дэвис закончили мыть посуду. Они сели за стол и присоединились к обсуждению.

— Интересно, почему если я однажды уже была красивая и привлекательная, то теперь ничем не отличаюсь от других? — спросила Гертруда.

— Ты и сейчас красивая,- галантно ответил Эдгар.

— Да нет же,- возразила Гертруда.- Мужчины на улице меня не замечают и не присылают мне орхидеи.

— Просто ты не смогла правильно воспользоваться своей красотой, когда у тебя была такая возможность,- объяснил Эдгар.- Теперь тебе приходится обходиться без этого. Если ты не можешь правильно воспользоваться имеющейся добродетелью, ты ее теряешь. Так я это понимаю. Поэтому я беден, а тебе никто не присылает орхидеи.

Хью Линн, заинтересовавшись, наклонился вперед.

— И кем же ты был в прошлой жизни? — спросил он.

Они рассказали ему об этом, а потом показали записи того, что они называли «чтениями жизни». Обычно каждое «чтение» начиналось со следующих слов: «Мы видим, что дух и душа слились в данном индивиде поздно вечером — в 11 часов 29 минут. Мы считаем, что душа и дух совершили перелет на данную планету при воздействии сил с планет Венера, Юпитер, Меркурий и Нептун, при этом сохранялось неблагоприятное воздействие Марса». После астрологических толкований шло описание переселения души: «Естественно, мы даем описания только тех переселений, которые могут быть полезными. Это следует понимать так, что речь пойдет о тех появлениях данного индивида на Земле, которые оказали на него непосредственное влияние».

Описания реинкарнаций занимали огромное место, но вместе с тем можно было заметить общее сходство: они все были посвящены проблемам развития души. В этом отношении они были похожи, несмотря на всю несхожесть описываемых жизней — места, времени, занятий, социального статуса и прочего. В задачу ныне живущей личности входило разобраться в этих основополагающих проблемах. Все, что было к этому моменту достигнуто, являлось активным началом личности. Остальная часть личности была пассивна.

— Мне нравится, что «чтения жизни» подсказывают тебе, как надо поступать,- сказала мисс Дэвис.- Многие люди не знают, те ли поступки они совершают. Они могут любить свою работу и при этом сомневаться, тем ли они занимаются. «Чтения жизни» указывают человеку на его способности и на то, к чему у него лежит душа.

— Почему же люди сами не знают этого? — спросил Хью Линн.

— Знают, конечно,- возразил Эдгар,- но боятся следовать своему внутреннему голосу. Они поступают на работу, потому что есть вакантное место, а потом по каким-нибудь экономическим соображениям боятся оставить это место и попробовать себя в чем-то новом, чем они действительно хотели бы заняться. Окружающие их отговаривают. Свободная воля наталкивается на массу препятствий. Если бы человек знал, что он должен делать, и делал это, не встречая никакого сопротивления и не испытывая никаких сомнений, все было бы слишком просто: жизнь была бы чересчур легкой.

— А ты выяснил, каким образом получил свою психическую энергию?- спросил Хью Линн.

Ему показали объяснение, полученное во время одного из сеансов. Это произошло из-за двух обстоятельств. Когда-то Эдгару удалось достичь величайших высот в развитии души, но в своих последующих жизнях он совершил ряд поступков, которые привели его душу к состоянию полной нестабильности. Его нынешняя жизнь была возможностью искупить свою вину. Эта жизнь — решающая; его специально поставили перед выбором: величайший соблазн или возможность творить добро.

Одно из его появлений на Земле привело к тому, что он был тяжело ранен в сражении. Его оставили на поле боя, решив, что он мертв. Не теряя сознания и испытывая невероятные физические мучения, он прожил несколько дней. Лишенный возможности двигаться, он ничем не мог облегчить своих страданий, разум был его единственным орудием против боли. Перед смертью его разум возвысился над телом и физической болью. Так как любое достижение, хорошее или плохое, не пропадает, способность контролировать тело и его ощущения стала особенностью его индивидуальности. Теперь эта особенность является испытанием для Эдгара Кейси. Используемая в добрых целях, она вознесет его к тем высотам душевного совершенства, которых он когда-то достиг. Если же он будет использовать эти способности в эгоистических целях, то опустится на самое дно человеческого общества.

— А для меня вы проводили «чтения жизни»? — Хью Линну было ужасно интересно, но он не хотел этого показывать. Все, о чем здесь шла речь, звучало довольно убедительно, но такого просто не могло быть. И все это ставило их вне всякой законности. Церковь просто не захочет слушать такую чепуху, да и не один нормальный человек этому не поверит. Только сумасшедшие — к ним будут обращаться только сумасшедшие, и его будут считать одним из них.

До сих пор он мог говорить всем, что его отец — фотограф. Остальное было просто хобби — некий «эксперимент». Если теперь его спросят, чем занимает-ся его отец, ему придется сказать, что он — медиум. И ему придется отвечать так этим янки.

Хью Линну показали сделанное для него «чтение жизни». Его провели за несколько дней до приезда сына, это было рождественским подарком.

— Ничего не понимаю,- сказал он, прочитав.- Если я был этими людьми, тогда я не узнаю самого себя. Они на меня не похожи.

— Они и не были похожи на тебя,- подтвердил Эдгар.- Но и ты нынешний не похож на того, кем ты был несколько дней тому назад в Селме; ты не похож на того Хью Линна, который несколько часов тому назад ехал в поезде. Ты не похож на того, кто несколько минут тому назад сел за обеденный стол. Каждый раз, когда нас посещает мысль, она изменяет все наше существо. Некоторые мысли меняют нас незначительно, другие производят настоящий переворот. Но все они без исключения так или иначе влияют на нас. Твое со-знание сравнивает каждый новый жизненный опыт и каждую новую мысль со всем жизненным опытом и мыслями, которые ты приобрел за всю свою жизнь. Твое подсознание — разум души — сравнивает каждый новый жизненный опыт и новую мысль со сходными мыслями и опытом, приобретенными тобой за все твои жизни. Но кроме того, разум сверхсознания — то есть сознание души -сравнивает каждый новый жизненный опыт и мысли с истиной — с истинным законом. Таким образом, твои прошлые мысли и поступки непосред-ственно влияют на твои будущие мысли и поступки. Например, ты подвергаешься какому-то испытанию. Твое сознание делает свои сравнения и суждения; подсознание делает свои сравнения и суждения; сверхсознание делает свои сравнения и суждения. В результате на основе этих сравнений и суждений ты даешь свою оценку, формируешь свое отношение к данному жи-зненному опыту. Это довольно длительный процесс. В течение нескольких дней могут доминировать суждения сознания. Затем, после так называемых «размышлений», возникает более обоснованное мнение. И наконец, после периода «осознания» делается беспристрастное, мудрое, универсальное заключение. Но и это еще не все. Все твои будущие мысли и поступки, связанные с данным жизненным опытом, влияют на твое отношение к нему и на твое мнение. Поэтому не только твое прошлое постоянно оказывает влияние на тебя, но и ты постоянно влияешь на свое прошлое. Ежедневно, ежеминутно с каждой новой мыслью твое прошлое, твое настоящее, твое будущее меняются.

— Ты думаешь, здесь действительно говорится обо мне?- спросил Хью Линн.

— Если судить о том, что ты делал до сих пор, тут речь действительно о тебе. Тебе ведь только шестнадцать. А это описание зрелого человека. Многие черты характера, приписанные тебе,- это черты взрослого человека. Так что придется немного подождать. Я знаю,- добавил он,- что мое «чтение» полностью мне подходит.

— Никаких сомнений,- подтвердила Гертруда. Разговор затянулся за полночь. На следующий день он продолжился. С тех пор переселение душ и «чтения жизни» стали предметом постоянных бесед за столом по вечерам.

Хью Линн не изменил своего скептического отношения. Все это напоминало ему оккультизм, а оккультизм он обычно связывал с таинственными гадалками, женщинами, верившими в теософию, и склоняющимися над хрустальным шаром индусами в тюрбанах.

Вместе с тем он не мог отказать теории в обоснованности, и, оставаясь скептиком, Хью Линн стал замечать, как его жизнь начала постепенно меняться под ее влиянием. При виде злого, неуклюжего или покалеченного сверстника он неизменно думал о карме. Его отношение к нему определялось теперь мыслью о том, что мальчик расплачивается за что-то и поэтому нуждается в помощи и поддержке. Неожиданно для себя он стал проявлять сострадание к обездоленным и увечным.

При содействии друга Ламмерса Хью Линн получил стипендию в престижной школе Морейн Парк. Там использовали прогрессивные методы обучения, в эту же школу, но только в начальные классы, стал ходить его шестилетний братишка Экен.

Это была единственная часть плана Ламмерса, которую он смог выполнить. Мальчики посещали одну из лучших школ, а в остальном семья влачила нищенское существование. Денег не хватало, никогда нельзя было сказать заранее, откуда возьмутся новые денежные поступления. Индейка для рождественского обеда была костлявой, не было теплой зимней одежды, за помещение, арендованное в отеле «Филлипс», не платилось в течение многих месяцев.

Больше всего помогал изобретатель Томас Б. Браун. У него развивалось глухота. Следуя советам диагностирования, он поправил свое здоровье, и после этого Эдгар посвящал большую часть «чтений» проблемам, возникавшим в его лаборатории.

Помощь поступала и от Медисона Байрона Вирика, управляющего фабрикой «Вестерн юнион» в Чикаго. Вирик страдал диабетом, и ему приходилось следовать диете, названной во время диагностирования. Как и всякая другая диета для диабетиков, эта предписывала иерусалимские артишоки, являвшиеся естественным источником инсулина.

Были и другие заинтересованные лица, уже составившие план создания ассоциации и строительства больницы. Одна из групп, в которую входили врачи, хотела начать ее строительство в Чикаго. Другая остановила свой выбор на местечке в ста милях от Дейтона.

«Чтения» отвергли оба предложения. Строительство должно вестись в Вирджинии-Бич. Были приведены доводы: Эдгар Кейси должен жить вблизи больших водных пространств. Это необходимо ему, чтобы чувствовать себя здоровым. Кроме того, любая деятельность психического плана лучше проходит вблизи воды. Чтобы получить курс лечения, люди, обращавшиеся за помощью, должны были совершить путь по воде, что помогло бы им настроиться на нужный лад и способствовало бы успеху «эксперимента». Состояние человека, обращающегося за «чтением», было особенно важно.

Кроме того, требовалась всего лишь одна ночь, чтобы добраться до Вирджинии-Бич из Нью-Йорка, Филадельфии, Балтимора и Вашингтона. Многим людям будет под силу такое путешествие, и вместе с тем они окажутся вдали от своих повседневных забот.

К тому же этот район Вирджинии должен был в будущем стать важным финансовым и торговым центром. Такое место показалось идеальным для осуществления имевшихся планов; именно здесь они могли быть реализованы наилучшим образом.

Настойчивое упоминание Вирджинии-Бич сделало создание наметившейся ассоциации невозможным. Постепенно группы распались, остались только те, кто нуждался в помощи.

Одним из них был Мортон Херри Блументаль, невысокий, спокойный, приветливый еврей. Это был биржевой маклер из Нью-Йорка, ему помогал его брат Эдвин. Через Дейва Кана, который, следуя указаниям «чтений», отправился в Нью-Йорк и стал заниматься производством мебели, он услышал об Эдгаре и приехал в Дейтон, рассчитывая на сеанс. У него было воспалено ухо. Следуя предписанному лечению, он быстро поправился. Для него провели «чтение жизни», а также несколько дополнительных «чтений», посвященных его предыдущим появлениям на Земле. Интерес, который в юности он испытывал к философии, снова проснулся. Он стал участвовать в «чтениях», посвященных самым разным вопросам метафизики и теологии.

Между тем его биржевые дела процветали. Ему и его брату было за тридцать. Они были уроженцами Алтуны, штат Пенсильвания, где их отец держал небольшую табачную лавку. Некоторое время Мортон проучился в Университете в Питтсбурге. В Нью-Йорке молодым людям пришлось много и упорно работать, прежде чем они достигли своей цели — получили место на бирже. Эдвин, осторожный торговец, работал в биржевом зале. Мортон вел дела компании. При постоянно расширяющемся рынке состояние братьев постепенно росло.

Мортон с энтузиазмом воспринял весть о том, что «чтения» настаивают на размещении больницы или любого другого постоянного учреждения в Вирджинии-Бич. Он полагал, что «чтениям» надо следовать неукоснительно, и, кроме того, Вирджиния-Бич его вполне устраивала.

— Вам нужно ехать туда.- сказал он Эдгару.- Я дам денег.

Эдгару даже страшно было подумать, какое несчастье ждет теперь капиталы Мортона, решившего помогать «чтениям». Ведь все, кто отваживался на такой поступок, непременно разорялись. Был ли Мортон тем самым человеком? Был ли он тем самым евреем, о котором говорилось в «чтениях»? Эдгар согласился на переезд. Это не могло быть хуже Дейтона, и, если Мортон не сможет выполнить свои обещания, они по крайней мере останутся в том месте, на которое упорно указывают «чтения».

Но сначала они отправились в Нью-Йорк, чтобы провести серию сеансов, посвященных планируемой организации, и встретиться со знакомыми Мортона и Дейва, которые слышали об Эдгаре и хотели присутствовать при диагностировании.

Теперь все сеансы проводила Гертруда, и результаты стали лучше и полнее. Она решила, что раз благополучие семьи зависит от «чтений», то ее долг сделать все, чтобы они были успешными. Более того, здоровье Эдгара во многом зависело от того, как прошло диагностирование. Делавший внушения человек был той нитью, которая связывала медиума с его обычной формой существования. Кто, как не жена, самый близкий и любящий человек, мог обеспечить наиболее надёжную связь? Во время «чтений» такое решение было не только одобрено, но и предложено, чтобы при проведении «чтений жизни» медиум находился в другом положении. Обычно он лежал на наклонной плоскости головой на юг, строго по линии север-юг. Во время «чтений» удалось установить, что если он будет лежать головой на север, то головокружения, которые иногда появлялись после «чтений жизни», прекратятся. «Это связано с полярностью» — таково было объяснение.

На сеансах задавалось множество вопросов о планируемой организации и о людях, входящих в нее. Здесь информация повторялась дословно. Вновь и вновь настойчиво говорилось, что ни точное соблюдение законов, ни тщательные расчеты не принесут результатов, если все члены организации и ее лидеры не будут объединены общей целью: «Поручите дело тем, кто хочет действовать; изберите тех, кто предлагает себя». В основе должна лежать идея; к ней не только нужно стремиться, ее нужно воплотить в жизнь. Так как планируемая организация должна основываться на идее служения, все ее члены должны быть преданы этой идее. Так как цель организации — просвещение, ее члены должны были быть людьми просвещенными.

— Об этом говорилось всегда,- объяснил Эдгар Мортону,- и в этом причина того, что все попытки что-либо сделать провалились. Люди, принимавшие участие в этом деле, всегда пытались извлечь из него выгоду для себя.

— Понятно,- кивнул Мортон.- Но на этот раз все будет по-другому. Когда вы сможете переехать на побережье? Я подыскал там для вас дом. Если он вам понравится, то я куплю его для вас.

— Купите?

— Да, это на Тридцать пятой улице. Номер сто пятнадцать. Лучше запишите; поторопитесь, если хотите поспеть туда до конца купального сезона. Ведь август уже кончается.

Эдгар не дослушал до конца. Он пошел к Гертруде. Та, узнав новость, села от неожиданности.

— Наш собственный дом? — спросила она.- Ну, это уж слишком!

— Скорее отправляемся туда,- решил за всех Хью Линн,- пока там можно еще купаться.

— Там можно купаться и зимой,- возразила мисс Дэвис, которая для всего семейства стала просто Глэдис.

——



Наверх